Прямой эфир интервью главного врача
01Фев

Прямой эфир интервью главного врача «Командная и междисциплинарная стоматология – что это?»

Что это такое?
Чем она полезна пациентам?
Почему такой подход эффективнее традиционного метода?

Ольга Николаевна Кашмина, стоматолог-ортопед, терапевт и главный врач Colibri Dental,

приняла участие в беседе на эту животрепещущую тему с руководителем ресурса Startsmile.ru

Юлией Клоуда в прямом эфире Радио Медиаметрикс.

Юлия Клоуда (ЮК): Добрый день, в эфире программа «Начни улыбаться», и я, её бессменная ведущая, Юлия Клоуда. Много лет назад я столкнулась с тем, что у меня была некая стоматологическая проблема. И, пройдя энное количество различных клиник, я не могла решить, куда пойти, и понять, почему такое разное ценообразование. Я заходила в Интернет, и на страницах разных сайтов я находила идентичную информацию, написанную абсолютно нечитаемым языком. И пришла идея создать сайт, который помог бы всем таким же, как и я, бедолагам ответить на свои вопросы: что делать, куда идти, во сколько обойдётся, ну и, конечно же, какие есть альтернативные решения.

Сегодня уже startsmile.ru  — это экспертный журнал, который делает рейтинг стоматологических клиник (совместно с издательским домом «Коммерсант»), в котором только лучшие клиники, ведущие специалисты, экспертная помощь. А сегодня традиционное продолжение нашего портала — программа «Начни улыбаться», в которую мы приглашаем ведущих специалистов Москвы, России, и даже иностранных гостей со всего света, чтобы помочь обычным пациентам разобраться в проблемах: почему они возникают, как их решать, и во сколько это обойдётся.

Сегодняшний гость моей программы — Ольга Кашмина, главный врач клиники Colibri Dental, стоматолог с 18-летним опытом, ортопед, терапевт, эстетист; человек, который умеет найти подход и к взрослым, и к детям. Здравствуйте, Ольга.

Ольга Кашмина (ОК): Добрый день.

ЮК: Очень приятно видеть Вас в нашей студии. У нас сегодня такая тема: «Междисциплинарная стоматология, что это такое?» Для людей, мне кажется, очевидно, что, как и любая другая область медицины, стоматология за 10 лет сделала большой скачок.

ОК: Перемены, перемены.

ЮК: Да, перемены, перемены. А нам — тем, кто проводит рейтинг startsmile – отчетливо видно, что если раньше были преимущественно терапевты и ортодонты, то года 3 назад началась вот эта волна, когда у большинства клиник массово появились узкие специалисты — остеопат, гнатолог, гигиенист — и с каждым годом их всё больше и больше. Появились, например, такие специалисты, которые расслабляют шею, я даже не помню их название. Появляются ЛОРы в стоматологии, что тоже, в целом, логично, но если я б кому-то об этом сказала лет 8 назад…

ОК: Неврологи, расслабляющие мышцы.

ЮК: Да.

ОК: При помощи ботулотоксина.

ЮК: Да, я именно про это говорю. Поэтому я посчитала важным постараться объяснить нашим слушателям, что такое вообще междисциплинарная стоматология. И, если возможно, начать немного издалека, с истории возникновения этого подхода.

ОК: Вы знаете, по поводу междисциплинарной стоматологии — она для меня не только междисциплинарная, она ещё и комплексная. Что я подразумеваю под этим? Если доктор занимается только узким направлением… ну, к примеру, Вы пришли, Вас беспокоит зуб, кариес, да, элементарный.

ЮК: Ну, мы не знаем, что именно — просто болит зуб, да?

ОК: Да, просто болит зуб, и можно рассматривать пациента с проблемой данного конкретного зуба в данной конкретной ситуации, и, если доктор работает только в своей узкой специализации, то он ничего другого и не увидит, не сможет порекомендовать необходимое лечение, и, возможно, многое упустит. Это особенно касается детей. Если же врачи работают с пониманием, чем занимается вся команда, что вся команда может дать этому пациенту, то доктор в данной ситуации, разобравшись с конкретной проблемой, с тем зубом, который беспокоит, может дать ряд рекомендаций по дальнейшим действиям пациента.

Конечно, выбор всегда стоит за пациентом — в каком направлении ему двигаться, заниматься ли глобально какими-то проблемами, возникшими в данной ситуации. Но, тем не менее, весь спектр этих проблем доктор — когда он в междисциплинарной теме — увидит, он о них обязательно расскажет, акцентирует на них внимание. А дальше уже пациент будет принимать решение. К примеру, когда я еще только начинаю общаться с пациентом, когда он ещё даже не открыл полость рта, я уже обращаю внимание на его лицо, на его мимику, на его носогубные складочки, подбородочную складочку, расположение скул – отмечаю, что вот одна скула больше, а вторая более гладкая; одна носогубная складка более выраженная, а вторая менее; смотрю, как человек улыбается – равномерно или асимметрично, в какую сторону развернут подбородок (особенно к этому очень щепетильно относятся женщины). Это в первую очередь.

Во вторую очередь, мы обращаем внимание, собственно, на зубы — они не вечны, со временем они стираются, на них появляются сколы, они меняются в цвете. Все это может также быть результатом прошлых несостоятельные работ, и, если не привлечь к ним внимание сейчас, через год-два появятся серьезные проблемы, и зубы, возможно, и вовсе придется удалять.

Если комплексно подходить к вопросу, то на самом раннем этапе возникновения проблем имеет смысл подключать и доктор-гнатолога, и доктора-ортодонта, и доктора-хирурга. Почему? Потому что – и это необходимо объяснить пациенту — если не заниматься этими проблемами, уже через каких-то лет 10 ему придется покрывать всё коронками и восстанавливать серьезные разрушения. Наша возможность донести до пациента как можно раньше, что ему можно и нужно делать и в какой последовательности, дает пациенту шанс сохранить свои зубы. И человек принимает информированное решение.

ЮК: Да, это очень интересно. Ольга, скажите, ведь для этого нужно иметь специальное образование? Вот я лично знакома, общалась с Грегором Славичеком, который приезжал в Москву — это ведь сын как раз родоначальника гнатологии, верно?

ОК: Да, все верно.

ЮК: Вы рассказываете про себя, и даже становится немножко страшно, что Вы вот так «сканируете» человека… А с другой стороны сразу видно, что Вы — профессионал. Скажите, а Вы проходили обучение именно у этого человека или где-то, может быть, в России есть курсы какие-то?

ОК: Нет, я прошла базовый курс и курс-терапию именно в Венском университете у Славичека.

ЮК: В Австрии, да.

ОК: Да, и три ортодонта, которые работают у нас в клинике, тоже являются выпускниками этого университета, они — дипломированные специалисты, они там защитились; наш ортопед-гнатолог, опять-таки, непосредственно планирующий все работы, он тоже в этой теме. Я повторюсь: когда люди разговаривают на одном языке и понимают друг друга, когда работа отлажена и всем понятна, тогда она имеет максимальный результат. Приведу пример: недавно я собеседовала одного доктора на работу и спросила у него, как быть, если после применения ботокса в межбровной области у пациента возникнут некие осложнения — брови не будут двигаться, изменится лицо… Доктор мне на это ответил: ну, мы же заключаем договор, а в договоре написано, что любые осложнения возможны, и мы ответственности за них не несём.

ЮК: Очень хороший подход, да? Не врачебный вообще.

ОК: Вот мне не хотелось бы так работать, когда я не несу ответственность за то, что я делаю. И чтобы нести эту ответственность в полной мере, мы большое внимание уделяем вопросам сбора информации, диагностики, планирования и пониманию, что мы хотим увидеть в финале. И только потом мы уже переходим непосредственно к вопросу лечения.

ЮК: Вы ещё раз подтверждаете истину, что без образования невозможно получить знания и применять их на практике. Получается, что когда люди обращаются в частную стоматологию, они могут рассчитывать на гораздо более высокий уровень получаемых услуг. Мы разговаривали недавно с Вашим коллегой, и он мне рассказал, что в среднем стоматолог тратит на своё образование от двух до трёх миллионов. Если он действительно хочет быть «в теме».

ОК: Абсолютно так и есть.

ЮК: Поэтому я снова хочу обратить внимание слушателей на то, что «качественно» не может быть дёшево. Низкие цены на услуги говорят, в том числе, о том, что специалист в себя не инвестирует.

ОК: Лучшая инвестиция — это в себя.

ЮК: Да, у Вас и команда за Вами идёт прямо в ногу.

ОК: Команда абсолютно вся постоянно инвестирует в свое обучение и самосовершенствование независимо от своего статуса, независимо от опыта работы, независимо от мануальных навыков, результатов. Я считаю, что инвестиции в себя с прицелом на постоянный рост — это залог получения удовольствия от работы, в первую очередь.

ЮК: Это точно.

ОК: И залог результата и качества, и когда ты получаешь отдачу от пациентов и видишь счастливые довольные лица, то это вдохновляет на новые и новые этапы.

ЮК: Ну, с таким-то подходом, наверное, Вы уж точно счастливая! Потому что это очень важно сделать своего пациента здоровым максимально щадящим способом.

ОК: Приведу Вам еще один пример, когда ко мне пришла на приём женщина, она обратилась по поводу лечения клиновидного дефекта, это такой скол зубной эмали в области ближе к десне.

ЮК: Это травматическое повреждение, да?

ОК: Абсолютно верно. То есть, это перегрузка зубов в силу того, что каждый зуб у нас должен нести определенную нагрузку, но если он располагается под неправильным углом, он перегружается, и в результате появляются и характерные сколы, и трещины, и стираемость. И у неё еще подбородок был достаточно…

ЮК: Заострённый, да?

ОК: Заострённый, да, подбородочная складка очень углубленная. Я задала вопрос: а есть ли дети, и что вы видите у детей? Взрослым людям зачастую сложно объективно себя оценивать со стороны…

ЮК: Это правда.

ОК: Да, и сложно бывает понять, что в данный момент стоит заняться вопросами зубов, чтобы в будущем было меньше проблем, да. Но вот когда вопрос касается детей, они начинают слышать гораздо лучше.

ЮК: Это тоже правда.

ОК: И когда мы разобрали историю, связанную с тем, что у детей, скорее всего, такая же история, мы обратили внимание на то, что у неё огромное количество сколов, огромное количество стираемостей, и возник запрос на то, что, да, я хочу детям заложить другое будущее, я хочу детям дать возможность изменить на раннем этапе положение зубов, чтобы элементарно сберечь их зубки.

ЮК: А междисциплинарный подход, он же к детям тоже применяется, да?

ОК: Абсолютно верно. Особенность подхода еще заключается в том, что зубы рассматриваются как неотъемлемая часть собственно челюсти. Каждый зуб диктует положение нашей нижней челюсти, а именно: под каким углом находится главный бугор у зуба. Когда мы закрываем рот, мы попадаем в одно углубление, меняем положение зуба — попадаем в другое углубление. Так вот, можно двигать зубы эстетически красиво, эстетически правильно, но у нас ведь ещё есть сустав. И я не экстрасенс, я не могу сказать, в каком именно положении он у Вас находится, я могу только сказать, что он у Вас сдвинулся вот в таком направлении, судя по асимметричности подбородка…

ЮК: Это Вы сейчас конкретно обо мне говорите, да?

ОК: Абсолютно верно. Судя по положению Ваших носогубных складочек, все обстоит именно так, но точно определить это просто на глаз просто нереально. Поэтому и существует школа Славичека — это одна из ряда подобных школ…

ЮК: Она просто самая старая получается, ей уже более 20 лет, да?

ОК: Да.

ЮК: Есть более молодые и более продвинутые?

ОК: Есть более молодые и более современные, абсолютно верно. Всегда есть несколько учений, и кто какого придерживается – в конечном счете, не так важно; главное, чтобы был точный, чёткий и правильный результат. В этом плане мы абсолютно демократичны, у меня нет такого, что…

ЮК: Что только одно, да?

ОК: Что только одно, и ничего другого не существует.

ЮК: Ну, это самое верное.

ОК: Абсолютно верно. Поэтому и проводится исследование , при котором выясняется, где находится сустав, и вычисляется при помощи этого исследования, куда нужно его сместить, двигая зубы. И эта, скажем так, карта движения передаётся ортодонту. И вот тогда, конечно, ортодонт двигает зубы целенаправленно, с пониманием и с конечным результатом.

ЮК: А требуется ли какое-то специальное оборудование? То есть знания — да, это априори у врачей должно быть.

ОК: Ну, без оборудования в стоматологии — никуда…

ЮК: Это точно.

ОК: У нас масса разных приспособлений — тоненьких маленьких — которые пациент может даже и не заметить.

ЮК: Ну да, всё это еще и стоит безумно дорого.

ОК: Я даже не говорю про стоимость, но… Приведу в пример, когда к нами приходят новые ассистенты, они говорят: мы работали в крутых клиниках, а я говорю: ну, давайте, выходите на несколько дней, постажируйтесь, осмотритесь… И потом у каждого одна и та же реакция: Боже мой, я столько всего ещё нигде не видел. Поэтому – да, оборудование специализированное, мы постоянно проводим апгрейд, потому что без этого невозможно. У меня вызывают восхищение врачи, у которых стаж уже более 30-40 лет, да, такие как, Масахиро Кувата, Гамборена, попадая к которым на обучение ты видишь, что они разбираются в гаджетах и тенденциях не хуже, чем молодые специалисты, которые только что закончили институт.

ЮК: Поэтому они и являются лидерами. Они еще и харизматичны. Иньяки, я вообще считаю, что очень такой мужчина, который прям, я б сама хотела, вот когда послушала, хотела сама уже начать изучать стоматологию, да. Ну вот честно, бывает так, люди заражают, ты их послушал — и всё, готов сам уже начать изучать стоматологию. Потому что глаз горит, потому что он делает то, что ему нравится. Это очень важно в работе.

ОК: Да.

ЮК: В любой сфере, в которой работаешь с людьми, в первую очередь.

ОК: Да, это точно.

ЮК: А давайте сравним методы традиционного подходи и междисциплинарного — в чем преимущества последнего для пациента, потому что он очевидно дороже, а в условиях кризиса и снижения платежеспособности люди пытаются сэкономить везде, где только возможно. И вот они приходят к врачу, у тебя, казалось, была небольшая проблема, а врач тебе объясняет, что это на самом деле вершина айсберга, который скрыт. Вот в чем заключается преимущество пациента? Оно же есть? Для меня оно очевидно, как и в случае с диагностикой любой другой части тела — ты можешь прийти к врачу, потому что у тебя болит колено, а потом окажется, что проблема вообще совсем в другом, и надо лечить весь организм. И это правильно, потому что плох тот врач, который локально поможет, а все остальное мы просто замаскируем до поры до времени.

ОК: Да. По поводу кризиса, стоимости и моментов, связанных с этим — мне кажется, что первоочередным является следующий момент. Пациенты часто спрашивают: сколько лет простоит эта коронка? Или: сколько лет прослужит эта коронка на имплантате или имплантат? Или: Вы провели мне реставрацию на переднем зубе, а как долго она продержится? И если я буду точечно смотреть на эту проблему, я просто поставлю одну коронку, выведут её из прикуса, чтобы на неё попала нагрузка, не дай Бог…

ЮК: И все будет хорошо…

ОК: И с этой коронкой все будет хорошо, абсолютно верно. А то, что в этот момент будут стираться соседние зубы… об этом пациент вряд ли узнает и вряд ли поймёт. Таким образом, если вас лечат традиционным методом, то в этой ситуации вы довольно быстро придёте к замене той конструкции, которую вам изначально установят. Если же Вы проходите лечение в рамках междисциплинарного подхода, врачи будут стараться, чтобы этого не произошло. Например, если речь идет о коронке на имплантате, хирурги могут установить имплантат под разным углом, и многое зависит от того, как распределится нагрузка. Если нагрузку распределить равномерно, этот имплантат и коронка прослужат гораздо дольше. В противном случае рассчитать время срока службы такой конструкции мы точно не сможем. И не сможем дать длительную гарантию.

Если это большие тотальные работы, связанные с винирами, связанные с конструкцией стираемости — наш техник, когда моделирует коронки и создаёт новую высоту, новое смыкание зубов, он может это делать приблизительно по средним параметрам (как это проводится в классическом методе), или он это может делать прицельно, вводя данные черепа, положения челюстей, углов, движений у данного пациента. Во второй ситуации будут минимизированы ошибки и риски для данного пациента. Соответственно, платить он в итоге будет меньше, гораздо реже возвращаясь к этой ситуации и к этой проблеме.

ЮК: Да? А вы знаете, такой вопрос у меня возник. А вообще, бывают идеальные люди, про которых Вы, сканируя своим профессиональным взглядом, говорите: первый раз такое вижу, всё у него идеально, ничего не нужно подправить? Или все же у всех есть недостатки, которые можно подкорректировать? Знаете, почему такой вопрос спрашиваю?

ОК: Да.

ЮК: Потому что, если Вы пойдёте когда-либо к пластическому хирургу, он всегда найдёт очень много недостатков, которые нужно скорректировать.

ОК: Он скажет: так, тут нужна подтяжка, здесь ещё что-то, здесь ещё что-то.

ЮК: Ну, потому что он уже привык, что есть некий идеал.

ОК: Он привык к своим идеалам.

ЮК: Абсолютно, да, да.

ОК: Он видит лицо, и вот его золотая симметрия, которую он видит. Но не факт, что это нужно этому человеку, я поняла Вашу мысль.

ЮК: Да, и Вы вроде как тоже, но я понимаю, что у Вас вопрос всё же не красоты, а функциональности.

ОК: Функциональности, да.

ЮК: Ну вот с точки зрения функциональности, если люди, у которых все хорошо?

ОК: Вы знаете, есть такие люди.

ЮК: Есть?

ОК: Есть, и знаете, кстати говоря, мы проводим достаточно много таких исследований в клинике — наших, небольших, но тем не менее – мы их постоянно проводим, отслеживая некоторые моменты, и мы заметили определенные закономерности.

ЮК: Поделитесь, мне кажется, это вообще очень интересно.

ОК: Так вот, бывает, что даже если зубки стоят криво, а какие-то и вовсе отсутствуют, сначала кажется, что суставные мышцы напряжены должны бы быть. Но — общаюсь с пациентом, и выясняю, что он гуляет днём, супруга безумно его любит, все гармонично, проблемы, которые возникают вокруг, он их решает очень комфортно, спокойно.

ЮК: По мере поступления, да?

ОК: По мере поступления, и выясняется, что и функциональных проблем у него нет, и реально это отслеживается. Нет напряжения мышц, нет бруксизма, нет стираемости, при всём при том, что при таком положении там уже могли бы быть невероятные проблемы. А бывает и наоборот — пациент приходит, у которого вроде бы как ровно стоят зубки, все неплохо, но при этом большие функциональные проблем, связанные с головнями болями, с напряжением мышц. И все потому, что эмоционально человек абсолютно противоположен первому. В некотором смысле я ответила на Ваш вопрос?

ЮК: Да, очень хорошо ответили.

ОК: В общем, бывают ситуации, когда я смотрю и думаю: ох, наверное, здесь и к ортодонту, и имплантаты… а выясняется, что всё функционально стабильно, мы это пациенту объясняем и решаем все эстетические вопросы с минимальным внедрением. Мы не заявляем категорично, что однозначно какое-то лечение нужно всем, и никак иначе. Все очень индивидуально.

ЮК: Ну это очень приятно слышать. Мы всегда в студию стараемся приглашать не просто специалистов, не просто врачей с большой буквы, но энтузиастов своего дела — у них у всех светятся глаза! На интуитивном уровне понятно, когда человек кайфует от своей работы. И это очень правильно — не навязывать своё мнение.

ОК: Да, Вы знаете, я всегда даю выбор.

ЮК: Да. Это опять-таки очень верно еще и с точки зрения психологии.

ОК: Я могу рассказать пациентам все «за» и «против», все «сегодня» и «завтра», но выбор за ними.

ЮК: Слушайте, на этой позитивной очень ноте, ноте выбора, мы прерываемся на рекламную паузу, оставайтесь с нами, будет ещё интереснее.

Мы снова с Вами! В эфире программа «Начни улыбаться», и меня зовут Юлия Клоуда. Мы обсуждаем междисциплинарный подход в стоматологии. Я хочу напомнить, что всю информацию вы также можете найти на страницах нашего интернет-журнала startsmile.ru или ищите наши печатные журналы в разных уголках Москвы и всей России.

Итак, Ольга, давайте вернёмся немного назад. У нас была очень позитивная нота про возможность выбора, что настоящий врач рассказывает все плюсы и минусы, предлагает варианты, и человек сам принимает для себя решение. У нас точно такая же философия. Мы также говорили о том, что медицина не стоит на месте, и что у многих клиник есть не просто стоматологи, а как раз узкие специалисты — гнатологи, остеопаты. Как Вы считаете – какие именно узкие специалисты незаменимы при междисциплинарном подходе в стоматологии?

ОК: При междисциплинарном подходе однозначно должен быть гнатолог. Кто такой гнатолог?

ЮК: Да, вот сразу хотелось бы, чтобы Вы объяснили.

ОК: Гнатолог – это человек, который может увидеть проблемы с зубами и вытекающие из них осложнения в височно-нижнечелюстном суставе. Многие люди даже не предполагают, что это является вообще как-то связано. Вот у меня 10 лет или 15 лет щелкает сустав, когда я открываю рот; я слышу, что-то хрустит; я вижу, что у меня не симметрично открывается рот… Многих, кстати, просишь: откройте медленно рот, и вы увидите, какая асимметрия у вас присутствует. И в результате появляются осложнения, которые организм до какой-то степени компенсирует, работая на адаптационных системах.

ЮК: Ну то есть организм как бы подстраивается, да?

ОК: Сначала подстраивается, абсолютно верно. А далее уже начинаются осложнения, но связанные не с зубами. Допустим, у нас там всё стерлось, откололось, но при этом мы продолжаем считать, что это норма, а это напрямую следует из того, что идёт излишнее напряжение. Каждая мышца, которая управляет нашей челюстью, выполняет определённую функцию, играет определённую роль. И перенапряжение этих мышц может запускать цепную реакцию — приводить к напряжению мышц шеи, плеч, и дальше уже по постуре, не буду углубляться.

ЮК: Так, значит однозначно нужен гнатолог, да?

ОК: Да.

ЮК: А кто ещё обязателен? Или нет такого?

ОК: Обязателен ортодонт, который тоже разбирается в этих проблемах. Без ортодонта решить глобально эту проблему не всегда получается. Можно снять напряжение мышц при помощи инъекции ботулотоксина, можно снять напряжение мышц при помощи капп, изготовленных после исследования. Но это всё будут временные эффекты, с которыми можно на какой-то промежуток времени успокоиться и жить. А потом эта проблема снова и снова проявляется, эти симптомы снова и снова возвращаются, и так или иначе нужно предлагать тот вариант, который был бы изначально более долгосрочным. Не панацея от всего — организм у каждого индивидуальный – но, тем не менее, нужно стараться максимально помочь каждому пациенту, поэтому ортодонт, который понимает, что происходит с суставом, как передвигать зубки, в какое положение, как зафиксировать эту историю, он абсолютно необходим. Он — важная составляющая в этом процессе. Также очень полезны неврологи. Потому что бывают такие случаи, когда врач должен дифференцировать: проблема связана с зубами или с неврологическими особенностями? Есть центр в Москве, в котором работают только с неврологическими пациентами. Мы занимаемся несколько другими проблемами, у нас дети, подростки, у нас семейная стоматологическая клиника. Разные абсолютно ситуации, но понимая, как должно быть правильно, мы не можем об этом пациенту не сказать. Если ты видишь, то молчать, я считаю, точно не нужно.

ЮК: Я тоже абсолютно согласна.

ОК: И доносить эту информацию нужно.

ЮК: Еще вот такой вопрос. Мы обсудили, что некоторые проблемы в теле могут быть связаны с полостью рта, с положением зубов или даже с гигиеной. Как наши слушатели могут понять, что им нужно не к терапевту, а к стоматологу? Расскажите, пожалуйста.

ОК: Однозначно следует обратиться к стоматологу, практикующему междисциплинарный подход, если вы регулярно испытываете дискомфортные ощущения при открывании рта, слышите щелчки, хруст. Как правило, это будет, кстати, сопровождаться большим количеством клиновидных дефектов, пришеечных пломб, оголением корней зубов –именно так проявляется перегрузка зубов. Это очень характерно для активных мужчин…

ЮК: Которые, кстати, чаще всего боятся стоматологов…

ОК: Которые чаще всего по ночам сжимают зубы, сдерживая все свои эмоции внутри. С утра просыпаются — у них прям перегрузка, болезненность жевательных мышц. Очень часто пациенты приходят, и я задаю вопрос: есть ли у вас жалобы на зубной скрежет? Нет, нет, я гармоничный, я спокойный… Достаточно доктору провести рукой по нижней части челюсти, чтобы понять, что место прикреплений жевательной мышцы, где совершаются основные жевательные движения, слишком большое, массивное. И становится понятно, что человек регулярно стискивает зубы, и ему нужно объяснить, чем это чревато, если вовремя не уделять этому внимание.

ЮК: Я как раз писала недавно материал для журнала про мужчин-руководителей, которым присущи все те проблемы, о которых Вы сейчас говорите. Они очень часто сдерживают эмоции, пребывая в состоянии стресса…

ОК: Да, держат всё в себе.

ЮК: Да.

ОК: Это вообще замечательно, что наш организм устроен таким образом, что когда мы спим, то физиологически мы стресс снимаем, стискивая зубы во время сна. Но бывают ситуации в пределах физиологической нормы, а бывает, когда они выходят далеко за ее пределы. Кстати говоря, после того как мы проводим диагностику, мы на ее основе изготавливаем специальную каппу для сна для этих пациентов.

ЮК: Они все понимают, наверное, да?

ОК: Они видят результат того, что эти каппы снимают напряжение, да. Они начинают  чувствовать себя комфортно, лучше спят.

ЮК: Но ещё же на каппе видно, что действительно был скрежет, разве нет?

ОК: Ой, ну по поводу скрежета — некоторые эту каппу так по ночам терзают, что с утра находят ее на другом конце кровати.

ЮК: Это правда.

ОК: Или – даже с учётом того, что там толстая 4-миллиметровая пластина — они её просто ломают.

ЮК: Я просто её видела, держала её в руке и знаю, о чем вы говорите. Несколько моих друзей их носили, тоже ответственные руководители. А вот еще такая проблема – головная боль. Считается, что от нее больше страдают женщины, но у мужчин она тоже бывает, да?

ОК: Да, бывает.

ЮК: И очень часто.

ОК: На женскую и мужскую это не делится. Сейчас много бизнесвумен, у которых те же проблемы, что и у бизнесменов.

ЮК: Да. Скажите, а ведь головная боль тоже может идти от сустава, да?

ОК: Может, конечно.

ЮК: А давайте коснемся чуть менее очевидных связей между проблемами тела и зубов. Например, бывает, что одно плечо выше другого, или с позвоночником проблемы… Это может быть следствием стоматологических проблем?

ОК: Да, да, абсолютно верно, такие ситуации тоже бывают. Я не буду Вас сейчас медицинскими терминами загружать, но буквально недавно приходила к нам пациентка, которая при сильном стрессе теряет сознание. И в итоге по результатам общения, исследования мышц и положения челюсти выяснилось, что у неё удалены некоторые зубы, и в результате сместилась челюсть, сместились зубы. Все это привело к спазму жевательных и некоторых других мышц, которые являются сопровождающими в движении челюсти, и далее все привело к спазму сосудов. И теперь, как только она начинает нервничать, у неё начинается спазм мышечный, мышечный переходит в спазм в сосудах, и она теряет сознание. Таких пациентов невероятно хочется лечить, хочется им помочь. И мы способны достичь очень адекватный результат, а когда видишь, что ты реально помогаешь, когда наглядно видишь разницу в «до» и «после», то получаешь невероятное удовольствие от работы и понимаешь, что мыслишь и движешься в верном направлении.

ЮК: Да, это точно, когда виден результат твоего труда…

ОК: В междисциплинарном подходе даже тот же доктор хирург-имплантолог — это тоже принципиально важное звено. Почему? Потому что многие работы, которые мы проводим и планируем, требуют серьезных размышлений и подсчетов, чтобы, например, в ортодонтическом лечении зубы сохранить, передвинув костную ткань в нужном направлении. Или зубы в процессе ортодонтического лечения удалить, но уже получив костную ткань в том месте, в котором мы планируем имплантацию. Если же работать в концепте классического подхода — зуб удаляем, а что будет дальше, не задумываемся.

ЮК: Вот кстати, Ольга, Ваш случай про девушку, которая теряет сознание. У меня сразу такая картина в голове: она обратилась в некую стоматологию, ближайшую или может даже по рекомендации, у неё были проблему с зубами, ей зубы удалили, поставили имплантаты, ничего не взвесив и не поняв, как на самом деле должно быть… Потому что, как Вы и говорите, просто вырвать и поставить имплантат недостаточно для сохранения здоровья пациента.

ОК: Абсолютно точно.

ЮК: Надо ведь еще очень вдумчиво оценить распределение нагрузки, да?

ОК: Для этого доктор должен быть и хорошим аналитиком, и хорошим практиком. У него должен быть обширный опыт и понимание, чем другие специалисты в команде могут ему помочь, и способность собрать этот паззл в одно единое целое. Почему и важна командная работа. Доктор, который непосредственно планирует работу, должен понимать, кто в команде какие функции выполняет, чтобы в конечном итоге привести к правильному результату. Если же каждый работает только на своей волне, в этой ситуации невозможно организовать командную работу и получить тот результат, который мы хотим. Поэтому и важно, когда в коллективе все растут вместе, все двигаются, все понимают друг друга, планируют работу с пациентом и практикуют к каждому случаю индивидуальный подход.

ЮК: А сколько требуется анализов или диагностики перед тем, как начать лечение и применить этот междисциплинарный подход?

ОК: Основным является, конечно же, осмотр, общение, понимание пожеланий пациента и выявление проблем и задач, а далее работа планируется таким образом: проводится исследование непосредственно черепа, сустава, положения челюстей, положения зубов, движения челюсти у данного пациента.

ЮК: Длительная процедура?

ОК: Занимает порядка 2 часов.

ЮК: Это когда надевается что-то такое на голову, да?

ОК: Абсолютно верно, такое исследование называется кондилография. И далее доктор анализирует полученную информацию, собирает некий консилиум вместе с коллегами, если возникает такая необходимость, результат исследования доводится до пациента, и все вместе решают, в каком направлении двигаться. Всегда предлагается несколько вариантов движения к результату, к которому мы хотим вместе прийти.

ЮК: Я понимаю, что все зависит от сложности случая, но все же, чтобы сориентировать слушателей, сколько длится лечение? Потому что, Вы же понимаете — все хотят быстро, чтобы быть красивой уже завтра. А что происходит на самом деле?

ОК: Вот касательно времени, у всех всегда возникает вопрос, сколько это будет стоить, будет ли результативно, и эти вопросы иногда отодвигают вопрос про длительность самого лечения на второй план. В среднем, конечно, можно сказать, что лечение занимает где-то от 2 месяцев до 2 лет. Конечно же, мы стараемся адаптироваться, в том числе, и под условия пациента, но не столько под его желания, сколько под наши возможности. То, в каких временных рамках мы можем решить данный объём задач. Очень все зависит от масштабности требуемой работы.  Если подключается ортодонтическое лечение, конечно тогда этот весь процесс удлиняется. Я вам скажу, в последнее время, меня очень радует: пациентам становится понятно, для чего им надевать брекеты. Потому что приходят и говорят: я хочу красивые зубки, сделайте мне красивые виниры.

Объясняешь, что если мы сейчас, чтобы получить красивый результат, половину зубов обточим, это один вариант пути решения. Мы может это сделать. Но при всём при этом, винир у вас будет иметь направление отличное от того, куда направлен будет корень, который останется стоять под прежним углом. И через 3-5 лет вы опять вернётесь ко мне — уже с проблемой оголения корня. Если же вы надеваете брекеты, Вы проводите некую подготовку, меняете положение зубов целиком, углы положения зубов вместе с корнями, и в этой ситуации, нам нужно будет потом сделать только легкую эстетичную коррекцию, полностью сохранив свои зубы. В этой ситуации я всегда говорю: я предлагаю выбор.

ЮК: Ну это очень верно, я вообще говорю, что когда я Вас слушаю, мне очень приятно, потому что здесь во главе стоит не коммерческий вопрос, а в первую очередь желание помочь людям. Потому что понятно, что виниры зачастую выгоднее клиника, это ведь довольно дорогостоящая процедура…

ОК: И чем виниров больше, тем она дороже, да. Вообще, я считаю, что, если человек ещё молод, более верное решение — поставить в правильное расположение собственные зубы и провести какие-то малоинвазивные корректирующие вмешательства, хоть это и может занять несколько больше времени.

ЮК: Про гигиену я точно знаю, что она у Вас в клинике очень хорошая.

ОК: Гигиена у нас великолепная.

ЮК: И также у Вас очень хорошо делают отбеливание, подготовку к нему, все очень грамотно организовано. Верно?

ОК: Да, спасибо.

ЮК: Я очень благодарна, что вы к нам пришли. Я бы хотела, чтобы Вы что-то пожелали нашим слушателям. Ещё раз хочу напомнить, что Ольга возглавляет замечательный стоматологический центр, он называется «Colibri Dental», Вы можете найти информацию о нем на нашем сайте startsmile.ru, а также в Интернете у клиники есть свой сайт и соцсети. Я думаю, что если вы напишете вопрос, то Ольга вам обязательно ответит.

ОК: Да, однозначно. Я бы хотела пожелать нашим слушателям здоровья, так как мы, в первую очередь, врачи, а также как можно больше уделять внимания себе и вкладывать в себя. Достичь результата в любой области возможно, если ты вкладываешь в себя, в том числе, в том, что касается вопросов красивой улыбки. И в этом плане осуществить мечты мы вам с удовольствием поможем.

ЮК: Ольга, спасибо ещё раз Вам большое. Напоминаю, что с Вами была Юлия Клоуда, руководитель экспертного журнала startsmile. Заходите к нам на сайт, вы найдете там всю информацию об Ольге, сможете записаться на приём. И помните, что позитивный настрой, улыбка, зачастую решает все. Ольга нам сегодня как раз рассказывала про пациента, у которого может быть с точки зрения эстетики не все в порядке, но человек внутри счастлив, улыбается, и к нему только позитивные моменты притягиваются. Хороших Вам выходных, встретимся в следующую пятницу в 14:00. До свидания!

@dr.olga_kashmina